История Каслинского завода. Про формовщика М.И. Зацепина

Обсуждаем все темы и вопросы связанные с каслинским литьем

История Каслинского завода. Про формовщика М.И. Зацепина

Сообщение admin » 15 окт 2014, 12:43

Никто не помнил его учеником и оттого рассказывали только о хватке мастера. Не было такой модели, какую бы не сумел сделать как образец формовщик Михаил Ильич Зацепин.
Зрелым мастером, для которого труд — творчество, вылепил Михаила Зацепина и отлил свою работу в чугуне скульптор Александр Семенович Гилев. Стоит в его скульптуре Михаил Ильич за рабочим столом, где аккуратно разложены привычные для формовщика инструменты, и позой своей напоминает учителя. Хотя, наверное, именно в этой спокойной сосредоточенности мастера, никогда не знающего бездумного труда, и было то главное, что сумел схватить скульптор в его работе. К тому же он и был учителем — строгим и не терпящим скидок, когда шла речь о качестве, о рабочей чести.
. . . Сколько раз приходилось мне убеждаться в том, с какой бескрайней душевной щедростью, с каким искренним желанием люди всегда находят идущие от сердца слова, когда рабочий человек и „золотые" руки его заслуживают в их представлении самой высокой оценки. Слышала я такие слова и в многочисленных рассказах каслинцев о Михаиле Ильиче Зацепине.
— Хотите знать про Зацепина? — спрашивали меня. — Так это всякий вам скажет. Это был человек . . .
Сразу же, после секундного раздумья, шла за этими словами вереница определений, которые, даже собранные все вместе, поднимают лишь первый пласт. В нем всегда делятся самыми непосредственными, главными (и наверное, самыми верными) впечатлениями о человеке.
— Михаил Ильич — наиболее характерный мастер для Каслей.
— Это человек, которого все уважали.
— Михаил Ильич — не просто формовщик первой руки. Это Мастер с большой буквы!

До конца своих дней работал Михаил Ильич мастером на участке формовки художественного литья. Он умел то, что давалось не всякому — так отлить отформованную вещь, чтобы шовчики не были заметны. После него нечего было мудрить чеканщикам: отливка точно повторяла модель в чугуне.
Случались и у него неудачи. Только плохо отлитую вещь он не показывал никому. Выбросит, времени на переделку не пожалеет, а уж сделает так, что и захочешь не придерешься.
Многих учил, многих выучил Михаил Ильич. Был горяч, но отходчив, справедлив и настойчив.
В 45-м пришел к Зацепину молодой рабочий Паша Новиков, выпускник ремесленного. Сначала не обрадовался: строгий был мастер, страх брал! Только страх — страхом, а на всю жизнь уроки Михаила Ильича запомнил ученик.
Бывало, отчертит бушвариком: „Вот здесь первый кусок, там второй, третий. Набьешь опоку — позовешь меня, еще покажу . . ." Сделаешь как надо, мастер кивнет согласно: „Тащи в сушилку!", а коли плохо — подойдет и сломает без разговоров.
Был у него тогда еще один ученик, Паша Дунаев — давно уже Павел Михайлович. Михаил Ильич приходился Дунаеву дядей по матери, да только про это лучше бы и не вспоминать. Кому-кому, а Паше доставалось от своих учителей, прямых родственников (отца и дяди) без всякого снисхождения. Видно, верили в него, видели мастеровую жилку, оттого и спрашивали строже других.
Как только увидит дядя, что формовка плохая, — всю опоку вывалит на глазах. Паша и реветь не стеснялся: „Не буду больше робить! Не буду!" А Михаил Ильич спокойненько так, будто ничего не случилось: „Давай начинай!" Сколько раз, бывало, парень прямо криком кричал: „Михаил Ильич! Да не могу же я по-другому! Не могу!" А он придет, посмотрит, истычет пальцем — и хочешь не хочешь, а подчинишься. Все — опять сначала . . . Так и вывел он Пашу за три месяца на 6-й разряд.
Работу Зацепина отличал его почерк. „Сообразителен по всему литейному делу, — коротко характеризовали его старики. — И даже в войну был его талант на заводе „самонужным", отчего и на фронт не отпустили".

Михаил Ильич Зацепин был в своем деле художником — это главное, что направило руку скульптора через много лет.
Не скрою, вначале мне все-таки показалось неуместным странное сходство с учителем, которое придал формовщику скульптор в своей работе. Чересчур гладкой и аккуратной была строгая собранность фигуры, перед которой в таком же безукоризненном порядке разложены рабочие инструменты . . . Как не вязалось все это с состоянием беспокойства и изнурительной собранности среди пыли и копоти, так знакомых любому формовщику по его ежедневной работе . . .
Только, может быть, он не видел, не замечал того, что захожему человеку может показаться адом? Случайному гостю, но не хозяину формовочных владений. А для Михаила Ильича его работа была самой чистой и благородной, как работа волшебника, умеющего творить красоту. Может, оттого и вылепил его скульптор похожим на учителя или художника, чьи руки замерли только на мгновение, за которым и начнется творчество.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
admin
Администратор
 
Сообщения: 137
Зарегистрирован: 13 фев 2014, 08:45

Вернуться в Каслинское литье

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron