История Каслинского завода. Про династию Лазаревых

Обсуждаем все темы и вопросы связанные с каслинским литьем

История Каслинского завода. Про династию Лазаревых

Сообщение admin » 17 окт 2014, 15:31

Династия Лазаревых.

Фотография была сделана в 1932 году, на которой печальный повод собрал вместе группу заводских мастеров рядом с круглыми чугунными венками. Венки же, как можно было различить по надписям, оказались отлитыми как „последний дар" для Ивана Михайловича Казакова его товарищами.

Иных на этом снимке я узнавала легко: невысокого ясноглазого Михаила Васильевича Торокина с неизменной бородкой клинышком, скуластого осанистого Михаила Петровича Ахлюстина . . . Другие же были незнакомы.
Ни о чем не сказала и еще одна, новая для меня фамилия, владельца которой на снимке указали сразу: „Это Лазарев Иван Дмитриевич, не узнаете?" Но я впервые видела этого высокого, плечистого человека с пышными буденновскими усами, не слышала о нем от старожилов и не могла поддержать начатый разговор.
Нежданное продолжение его ожидало меня позднее, уже в другом городе, когда свердловчанка Тамара Андреевна Зубрицкая в случайном разговоре со мной заявила, что она тоже из Каслей, а ее родственники — известные каслинские мастера. „Как фамилия?" — тотчас спросила я и снова услышала: „Лазаревы" . . . Благодаря рассказам Тамары Андреевны мое представление о заводских мастерах Лазаревых начало обрас
тать новыми подробностями.
. . . Славу фамилии держал еще дед, старый формовщик Дмитрий Андреевич Лазарев — глава семьи, в которой было восемь человек детей. Но за стол садилось чуть ли не вдвое больше, потому что жили с ним в одном доме и снохи, и зятья, и внуки.
Пятьдесят лет проработал на заводе Дмитрий Андреевич. Иной раз и сегодня можно услышать: как же, помним: высокий такой старик. Ходил в белом холщовом фартуке — „запоне". И хоть знали работу этого мастера не по „художествам", а по всевозможной посуде, отдавали должное его мастерству.
От дочери Дмитрия Андреевича, Александры Дмитриевны Игошевой, я услышала о том, каким большим событием был в семье день, когда в голодные двадцатые годы отметил завод восемь своих лучших мастеров: их объявили героями труда и выдали премию. Цены не было этой премии: получил Дмитрий Андреевич пуд муки да две пары солдатского бязевого белья.

И еще подарок — отливку пятнадцатый номер — чугунную вазу с дубовыми листочками. На ней, как бесценное свидетельство времени, как документ, писанный по металлу на пластинке, — „Лазареву — герою труда . . ."
Было у Дмитрия Андреевича три сына, и каждый по-своему оставил след свой в Каслях.
Младшие, Андрей и Николай, работали в свои молодые годы на заводе, и Андрей, можно сказать, отмечен историей. Начиная с 1912 года, рабочие Каслинского завода регулярно принимали участие в маевках. В день 1 Мая не выходили на производство, собирались в лесу. На заводе в эти дни находили революционные воззвания и листовки. В полицейских списках молодежи, которая помогала их распространять, значился и рабочий Андрей Лазарев . . .
Старший сын Дмитрия Андреевича — Иван, как и отец, стал формовщиком и отдал этой работе всю жизнь.
С особой теплотой вспоминают Ивана Дмитриевича ветераны завода Петр Павлович Кутырев, Иван Николаевич Ахлюстин, Александр Васильевич Кобелев, Борис Никитич Зотов. Как же! Богатырь был! У всех на виду.
Еще по двадцатым годам помнили Лазарева-сына как доброго формовщика. Тогда же принародно в числе лучших рабочих принимали его в клубе Захарова в партию. Позднее Иван Дмитриевич был назначен начальником смены всего литейного цеха, а потом уж на техническое литье перешел. Отвечал тогда Лазарев за выполнение заказов для столичных мостов.
Припомнили такой случай. Однажды, когда интересовалась одна серьезная комиссия, как можно получать литье без пригара, Лазарев так себя повел: „Теории подходящей не знаю, — признался. — А как надо сделать — покажу". Заформовал барельеф, высушил форму и показал работу, какая всегда бывает, когда за дело берется мастер.
Как большого специалиста перед самой войной посылали Ивана Дмитриевича Лазарева в Москву принимать модели решеток для нового заказа — моста через Днепр. Выполнить его не удалось: 18 июня 1941 года Иван Дмитриевич возвратился в Касли.
За войну сдало его здоровье, на пенсию пришлось выйти, да только дома не усидел. Ему тогда даже должность придумали — вроде шеф-мастера над молодыми. Он согласился, и когда жена отговаривала: „Ваня, ты ведь болеешь, не ходи в цех!" — отмахивался: „Ну да! Знаешь, чего они там без меня наделают!"
Повторилось это и в то последнее утро, 4 ноября 45-го, накануне праздника. Спешил Иван Дмитриевич в цех, да так и не дошел. Едва миновал проходную — упал и умер. Еще приметили: одна нога — в проходной, другая на заводскую землю ступила .
Так снова раскрылся передо мной круг судеб людей, начинавших свою жизнь на заводе и смерть принимавших здесь же. И если бы удалось мне однажды прочитать все страницы летописи, которые складывала своими жизнями фамилия Лазаревых, наверное, многие главы моего рассказа пришлось бы дописывать. Потому что, если говорить о прошлом Каслей, то без Лазаревых обойтись невозможно.
Как не сказать про то, что среди малограмотных в большинстве своем каслинских рабочих жил старик (а это и был Дмитрий Андреевич Лазарев), всей улицей почитаемый как грамотей. В старой Сосновке, где испокон веку слыли за грамотных одни только лавочники: Сусловы, Наседкины да Курочкины — объявились рабочие семьи Тепляковых да Лазаревых, в которых не только читали — выписывали газеты!
А разве не оставляли своих зарубок в памяти другие подробности, услышанные уже от многочисленных лазаревских племянниц про то, как на всю жизнь незабываемой песней юности прошел рядом с ними черный цвет — неизменный цвет работы каслинских литейщиков.
Как только гудел гудок и распахивались заводские ворота, чумазые, перепачканные в саже литейщики заполняли улицы. Надо было изловчиться, чтобы успеть пройти мимо. А то баловали молодые веселые литейщики, задевали смешливых девчонок, старались „мазнуть" их по носу, приложить к чистому платью руку в саже. И кто мог подсчитать, сколько раз знакомства, начинавшиеся с „черных" огорчений, заканчивались потом счастливой свадьбой?
Сегодняшний день Каслей без семейной веточки Лазаревых тоже не обходится, потому что одного из внуков Дмитрия Андреевича знают теперь на заводе как модельщика. Значит, с него, с Виолена Пряхина, есть спрос и за будущее дела.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
admin
Администратор
 
Сообщения: 137
Зарегистрирован: 13 фев 2014, 08:45

Вернуться в Каслинское литье

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron